Рубиномика

Рубиномика

Политическая перестройка была во многом огромным благом для Демократической партии. Благодаря «рубиномике» партия стала пользоваться уважением у деловых и финансовых кругов, восстановила урон, понесенный после ошибок управления, которые, как считается, совершила администрация Картера, и при сборе средств на выборы опередила республиканцев. Длительно продолжавшийся бум 1990-х годов, независимо оттого был ли он вызван политикой, проводившейся в эпоху Клинтона, или нет, выглядел особенно хорошо по сравнению с последующими результатами, достигнутыми администрацией Джорджа Буша-младшего, в годы президентства которого рост стал более медленным (в среднем рост реального ВВП составил,2 процента, по сравнению с,9 процента при Клинтоне), а средний доход более низким (падение с 52 500 долларов в 2000 году до 50 300 долларов в 2008 году, если в обоих случаях считать в долларах 2008 года). Увеличению числа магнатов инвестиционных банков и хедж-фондов, готовых отдать предпочтение демократам, также способствовал сдвиг в идеологии Республиканской партии в сторону «культурных» вопросов.
История администрации Клинтона демонстрирует, как умело влиятельные инсайдеры Уолл-стрит смогли сыграть свою роль и добиться изменения национальной политики. К 2008 году лидеры Демократической партии по экономическим вопросам были едины, а в основе этого единства лежали концепции, проповедовавшиеся Клинтоном, Рубином и Саммерсом.
В 1990-х годах только к одной фигуре в экономической элите Вашингтона прислушивались так же внимательно, как и к Рубину. Этим человеком был Алан Гринспен, председатель Федеральной резервной системы с 1987 до 2006 года и один из наиболее важных лиц, доставшихся демократам в «наследство» от республиканской администрации Рейгана. Хотя Гринспен не был банкиром с Уолл-стрит (в течение почти тридцати лет, прежде чем стать председателем ФРС, он возглавлял одну нью-йоркскую экономическую консалтинговую фирму), вряд ли можно было найти более истового сторонника идеологии свободного рынка, финансовых инноваций и дерегулирования, чем он.
Гринспен был «пожизненным либертарианским республиканцем» и давним сторонником взглядов Айн Рэнд, философа и писательницы, которая выступала за чистый капитализм эпохи свободной конкуренции. Он верил в обе доктрины эффективных рынков и поддерживал революцию Рейгана, выступавшего против вмешательства государства в экономику. Он с нетерпением ожидал создания мира без государственного регулирования. Вот что он говорил по этому поводу.

Похожие записи

Оставить комментарий